Большое интервью Олега Пилатова. Про организацию турниров, хороших бойцов, судимость, легалайз и деньги

Источник: chinuk.by | Дата публикации: 04.06.2018

Олег Пилатов один из первых белорусских бойцов, начавший успешно выступать за рубежом. В 1995 году стал серебряным призером чемпионата мира по муайтай в Бангкоке. Его первым и основным тренером был Дмитрий Степанов из клуба« Атлетик».

 

Именно «Атлетик» начал делать первые в Беларуси бойцовские турниры с приглашением спортсменов из других стран. На одном из таких мероприятий Олег увидел, как Степанов боксирует и пришёл к нему как ученик. 

 

Теперь Пилатов спортивный промоутер, один из немногих организаторов боевых турниров в Беларуси. Основатель и председатель правления спортивного клуба «МОПС» (Международная Организация Профессионального Спорта).  

 

 

 

 

 

— Какие у вас сейчас отношения с Дмитрием Степановым?

 

— Хорошие, дружеские. Он привозил к нам на турнир своих бойцов. Его Игорь Слесарчук дрался в тяжах по ММА против гомельского парня во Дворце Спорта. Кстати, после этого турнира Игорь пользуется определенной бойцовской репутацией.

 

 Расскажите про лучший бой в вашей карьере?

 

— Одним из главных для меня стал бой на турнире в Америке. На дворе 1997 год, штат Аризона. Я боксировал с тайцем. Бой мне очень понравился, хоть я его и не выиграл. По очкам отдали туда.

 

Хороший таец, немного тяжелее меня. Изначально был заявлен мексиканец, и я готовился под него. Но когда мы туда прилетели, нам сказали, что он заболел, но вот у нас есть другой боец. Я дрался в 54 кг. Взвешивания не было, а сам бой сделали центральным. Если бы я отказался, мне просто не заплатили призовые. Я согласился и послал тайца в нокдаун. Но, с учетом того, что он являлся местной звездой, победу отдали ему.

 

— Сколько составляли ваши призовые?

 

— Призовые были разные. От 1 до 2 тысяч долларов. Это были хорошие деньги и это было интересно. Мне все нравилось. Расходы полностью оплачивали организаторы. Да и выехать в Америку в те годы. Сам ты так не полетишь. Тогда многие ребята боксировали, потому что хотели мир посмотреть. Выезжали даже без призовых.

 

Много боев проходило во Франции, Бельгии, Италии. Все эти страны тогда были в диковинку. Был такой турнир в Италии среди профессионалов на приз Золотого Дракона. Вот там получали хорошую боевую практику и призовые были неплохими. Очень много бойцов из Чинука его выигрывали. Точно помню, что Володя Куделевич там стал чемпионом.

 

— Из-за чего вы закончили со спортом?

 

— После Америки у меня ещё несколько боёв прошли в России, а потом я закончил карьеру.  Потому что надо было или тренироваться, или заниматься бизнесом. Я тогда ушёл как действующий спортсмен, но не из спорта. Мы начали делать турниры в клубе «Реактор». Шли параллельно с Сергеем (Сергей Иванович, промоутер, директор СК «Чинук»).

 

 

 

 

Про организацию турниров

 

— Мы первые начали делать турниры в «Реакторе». Потом уже Иванович проявил инициативу и стал проводить свои в казино возле гостиницы «Планета». Евгений Котельников (ныне Евгений Добротворский) из «Кикфайтера» проводил свои в цирке, но гораздо реже. До 2003 года МОПС был одним из основных клубов, кто вообще занимался организацией профессиональных турниров. Делали их каждые 2 месяца. Потом стала выходить отдельная передача на СТВ. Своя сетка выхода. Мы сами снимали, сами монтировали и сами озвучивали. Делали материал, приносили кассету, а телевизионщики запускали в эфир.

 

Тогда с Чинуком мы шли синхронно. Смотрели у кого лучше, у кого круче. Соревновательный момент. Сергей придумывал разные фишки. Проводил тайский бокс в одних бинтах, без перчаток. По старым тайским правилам. Много чего тогда было интересного, но и проще было.

 

— Проще чем?

 

— Проще со спонсорами, реклама была.

 

— Вы зарабатывали на этих турнирах? Их можно было считать полноценным источником дохода?

 

— Нет, полноценным точно нет. Они больше служили как имидживые, но доход все равно приносили.

 

— А нынешние приносят?

 

— Нынешние турниры дохода не приносят вообще.

 

— В минус уходите?

 

— Уходили. Я не знаю, как Сергей, но мы уходили в убыток. Лично я уходил.

 

— Для чего тогда их проводите?

 

— Мне это нравится, хочется делать. Для своего клуба, для имиджа. Ты даешь возможность молодым бойцам проявить себя. Благодаря таким турнирам вырос спортсмен Артем Аванесов. Тот же Чингиз Аллазов. У него все начиналось с «Очага» (площадка, где традиционно проводятся бойцовские турниры «Осьминог»). Пожалуйста, подбираешь соперника и смотришь.

 

— Вы своим бойцам заведомо удобных соперников не подбираете?

 

— Нет. Я хочу, чтобы было честно. И я же говорю, что благодаря этому, если правильно вести спортсмена, он растет. Если боец выходит и 2-3 боя выигрывает, то он как профессионал теряется. Нельзя сказать, что на турнирах выступают бойцы высокого класса. Они начинающие, а боев очень мало. Поэтому ты смотришь и стараешься подвести его к тому, чтобы он побоксировал на хорошем серьезном уровне. Тогда получают опыт и уверенность. После, выходя в ринг чемпионата мира, спортсмен понимает, что уже боксировал с гораздо более серьезными соперниками.

 

— Почему вы решили проводить турниры совместно с Чинуком?

 

— Мы с Сергеем давно друг друга знаем. Он проводит турниры и ему одному тяжело. На сегодня — это очень накладно. Плюс, у него налаженные связи с нашими СМИ, с рекламой. Это очень удобно.

 

Наш первый турнир мы провели в декабре 2015 года во Дворце спорта. Я вот только освободился и через неделю мы его сделали. Еще раз скажу, что заработка на этом мы никакого не имеем. Это имиджевый проект, который ты делаешь для своих ребят. Тот же Сергей хочет «обкатать» новых бойцов, дать им возможность побоксировать.

 

Ещё, таким образом, привлекается аудитория, чтобы люди приходили в залы тренироваться. А вообще, Сергей такой же больной на голову, как и я. Поэтому мы достаем из своего кармана, где-то ещё находим деньги и делаем.

 

 

 

 

Про судимость

 

— Я сидел в Шклове. Это не тюрьма, а зона. Тюрьма — это Володарского, закрытого типа помещение, а зона — открытого. Просто огороженная территория, находишься на свежем воздухе.

 

— Вы работали там?

 

— Можно сказать, что работал. (Улыбается)

 

— Что делали?

 

— Ничего не делал. (Улыбается)

 

— Так значит отдыхали?

 

— Ну, отдыхом это не назовешь, но можно сказать, что был больше наблюдателем.

 

— Опишите свой тюремный день.

 

— Зачем?

 

— Простое девичье любопытство.

 

— Подъем в 6 утра, в 7 утра, заключенные выходят на завтрак. Приходят к 9 утра и идут на «промку». Это промзона, где они работают до 12 часов, потом идут на обед. Это занимает где-то час  — два. Возвращаются и опять работают до 5 вечера. К 6 идут на ужин и до 10 вечера свободное время. Отбой.

 

— Чем вы занимались, если не работали?

 

— У меня была возможность, и я занимался спортом. Читал. На воле я вообще мало читаю, потому, что больше люблю смотреть телевизор.

 

— Что смотрите?

 

— В основном новости и фильмы, которые я сам записываю. Смотрю много спорта.

 

— У вас были моменты на зоне, когда приходилось применять силу?

 

— У меня не было. Как правило, администрация такого не допускает. Плюс, сами заключенные пытаются между собой разобраться. Но вы же понимаете, что в месте, где сосредоточено 2 тысячи мужчин, конфликт может возникнуть. Но чтобы применялась физическая сила — это большая редкость. Потому что на заключенного вешается серьёзное нарушение и откладывается срок его досрочного освобождения.

 

— Сериал «Бригада» правдивый?

 

— В чем-то да. Правдивый в завершении. Все подобные истории так заканчиваются. Это тенденция времени. Вот, кстати, ответ на твой вопрос про то, понимал ли, что сяду. Да, понимал.

 

— Свой срок отсидели полностью?

 

— Да, все 10 лет.

 

— Ваших друзей убивали?

 

— Да.

 

— На ваших глазах?

 

— Нет.

 

— У вас есть тюремные друзья, с которыми вы общаетесь сейчас?

 

— Конечно. Их немного, но они есть. Сейчас достаточное количество людей, из тех, кто сидит — абсолютно нормальные. Это люди бизнеса. Как таковых преступников, которые были в 90-х годах, очень мало в Беларуси. В основном сидят чиновники и бизнесмены.

 

— Многие сидят за наркотики. Вы, кстати, за легалайз?

 

— Наказание строгое за это. Хотя по законодательству наркотики делятся на сильные и слабые. Но, как правило, суд не разбирается. Есть тенденция всех сажать под одну гребенку.

 

А вообще — это болезнь. Человек заболел и его надо лечить. Тех, кто торгует тяжелыми наркотиками, да, надо наказывать серьёзно. А что касается марихуаны. Если ее легализуют, я против не буду.

 

— Сами можете покурить?

 

— Нет, мне не нравится эффект.

 

 

 

 

Про один из самых болезненных спортивных вопросов — финансирование

 

— Расскажите про нынешнее финансирование МОПСа.

 

— У нас есть партнёры. Их немного. Например, нам помогает «Тойота». Кто-то может помочь индивидуально. Кому нравится этот спорт.

 

— Турниры доход не приносят, а залы приносят? Это реально?

 

— Да, Яна, это реально. Это, конечно же, приносит какой-то доход. Он может и не большой, но есть. Мы свой зал раскручиваем. МОПС — старый клуб, но про него мало кто знает. А до людей надо донести, что мы есть. И вот, благодаря всем этим турнирам, социальным сетям и нашим бойцам, которые выступают и показывают результат, про клуб узнают. К нам приходят тренироваться.

 

За счет этого, кстати, живут спортсмены. Индивидуально тренируют, ведут группы. Если молодой боец, то нет таких боев, где он может зарабатывать десятки тысяч. Потому что это тяжело выйти на международный уровень: там хватает конкуренции. Даже в той же России. Много своих, кто выступает и кому нужны бои. Поэтому ребята тренируются и тренируют.

 

— Часто спортсмены сами себе оплачивают сборы. Я уже молчу про соревнования.

 

— Проблема в том, что таиландский бокс не до конца Олимпийский вид спорта. Я вообще удивлен, что Министерство спорта выделяет хоть какие-то деньги на те же сборы. Они могут сказать, поезжайте тренироваться в «Стайки».

 

Есть бюджет, который ежегодно выделяет Министерство спорта на тот или иной вид спорта. Это целевые деньги. Ты подаёшь календарь соревнований, и они говорят, что мы вам выделяем на чемпионат мира, на ребят, которые стоят на ставке, на чемпионат Европы и что-то ещё. Больше ни на что не дают.

 

Муайтай — спорт класса В (класс А —  Олимпийские виды спорта). Не олимпийский, но он приносит престиж и много медалей для страны. Класс С — это, конкретно у нас в стране, виды спорта не распространённые. Например, виндсерфинг, американский футбол. Вот они из госбюджета вообще никак не финансируются.

 

— Олег, какой ваш прогноз на попадание муайтай в Олимпийскую программу.

 

— Я не думаю, что это скоро произойдёт. Еще как минимум две Олимпиады без нас. Но как только это случится, все поменяется. Сразу станет меньше чемпионов мира и всего остального.

 

Могу привести пример тхэквондо. Пока вид не стал Олимпийским, у нас хватало и чемпионов мира и чемпионов Европы. А на сегодня, из Беларуси, один Арман-Маршалл Силла попал на Олимпиаду. И то его сняли. В общем, все сразу становится серьезнее.

 

— С ним случился допинг скандал.

 

— Да, но это все политика. Из пальца высосанная история. Допинг он везде существует. На нем держится весь большой спорт. У всех Олимпийских чемпионов есть своя история с фармацевтикой. Тут к кому как относятся: на кого-то сквозь пальцы, а на какого-то по-другому. На любую страну можно наехать, как наехали на Россию.

 

 

 

 

Про Михаила Степанова, главного тренера сборной Беларуси по восточным единоборствам

 

— Миша тренирует в МОПСе основной состав. Можно сказать, что мы вместе создали этот клуб.

 

— Как он вам в роли главного тренера национальной сборной?

 

— Он достаточно профессиональный тренер. Не всем нравится, но как тренер, как руководитель Миша хороший. Сборную собрать —  это ещё не основная работа. Там много возни с Министерством, с чиновниками. Нужно выбить деньги, договориться, организовать те же сборы, собрать ребят. Это специфический и тяжелый труд, где нужно уметь разговаривать с нашими функционерами. У него это хорошо получается. Например, сборная, постоянно летает на сборы в Таиланд.

 

— Вы общаетесь вне спорта?

 

— Когда есть время, то конечно общаемся. Мы же сто лет друг друга знаем. Он так же начинал в Атлетике тренироваться. Хорошим был боксером, выступал за сборную СССР. С Костей Цзю стоял в парах.

 

— С кем ещё из спортсменов у вас дружеские отношения?

 

— Со старой плеядой. Сергей Иванович, Сергей Дворецкий. С молодыми спортсменами, с ребятами, я близко не общаюсь. На это просто нет времени.

 

 

 

 

Про хороших бойцов

 

— Назовите основные характеристики качественного бойца?

 

— Трудолюбие, должен быть характер, ну и везение. Это важная составляющая. Все остальное, вроде желания, я отнесу к трудолюбию.

 

— А талант?

 

— Да, одной из составляющих может быть талант. Но это не всегда является причиной для того, чтобы спортсмен стал классным успешным бойцом. Так и про харизму, можно сказать. Если ты талантлив, то можешь быстрее достичь результата. Но иногда это играет злую шутку. Объясню почему.

 

Приходит парень и он талантливый. Быстро схватывает технику, выполняет те или иные элементы в бою. Все у него получается. За счет таланта он быстро добивается успеха. Вроде только начал тренироваться, а уже выиграл чемпионат Республики, взял титул, вот он уже в сборной. К нему пристальное внимание. Он же талантливый. И это его губит, потому что элементарно не может справиться со звездной болезнью. Это практика в жизни такая, кто быстро взлетает, тот быстро и падает. Человек слаб, начинает отвлекаться на совершенно посторонние вещи. В конце концов, перестаёт тренироваться.

 

Трудолюбивый спортсмен идет пошагово, не быстро, хочет этого. Он проходит все стадии и, добиваясь своей цели, учитывает тяжесть пройденного пути, своей работы. Ценит это. Пойти на тренировку или пойти в ночной клуб, потому что тебя там все ждут? Такой вопрос не стоит — он выберет тренировку. Понимает, что если сегодня не потренируется, то завтра не выиграет. А талантливый наоборот. Ему это всё легко даётся.

 

Тяжело молодому парню объяснить, почему надо тренироваться, когда внимание, девушки, у тебя все есть, ты везде вхож и тебе все рады. Но это временно. Пока ты добиваешься успеха. Как только перестаёшь, все сразу забывают. Тяжело достучаться до лидера. Когда все получается, ты не можешь себе представить, что может быть по-другому. Думаешь, так будет всегда, но так всегда не будет.

 

— У вас есть такой человек, не обязательно спортсмен, которому вы пытаетесь что-то донести, но вас не слышат?

 

— У меня в клубе есть ряд спортсменов, в которых я верю и которым симпатизирую. И хочу, чтобы они боксировали и развивались как бойцы. И пусть некоторые тренеры говорят, что все, вот это его предел, он достиг своего уровня. А я вижу, что этот парень может чего-то большего. Потому что он хочет этого и у него горят глаза. Я не буду переходить на имена и фамилии.

 

Спортсмену помогают выстрелить желание и стимул. В наше время основной стимул — финансовый. Если боец будет понимать, что, через условных пять лет, он будет зарабатывать деньги, добьётся успеха и станет на ноги, то будет тренироваться.

 

Есть такой момент, когда хочется помочь конкретному человеку. Ведь спорту нужно уделять 100 процентов своего времени. Два раза в день тренироваться. А с другой стороны, мне тяжело что-то навязывать, когда я сам ни в чем не уверен. Не могу гарантировать того, что он будет завтра боксировать и зарабатывать этим даже минимальные деньги.

 

 

 

 

Постскриптум 

 

— У вас своё дело в Москве, но что за оно, вы не называете...

 

— Скажем так, пусть это останется тайной. (Улыбается)

 

— Почему такая секретность?

 

— Нет секретности, но зачем, чтобы кто-то знал, чем я там занимаюсь.

 

— Вы мало времени проводите в Беларуси. Это актуально.

 

— Почему мало? Вот я здесь.

 

— Но ещё позавчера были в Москве. А на интервью пришли в костюме Россия…

 

— Этот костюм — подарок друзей. Мне постоянно приходится искать финансирование для того же клуба. Я общаюсь с людьми бизнеса, выстраиваю с ними отношения. И они мне помогают. Не без этого.

 

— Вопрос для оптимистов. Возможно ли заработать большие деньги законным путём?

 

— При определённых обстоятельствах, наверное, да. Такое может быть. Но тяжело говорить. В наше время вообще тяжело деньги зарабатывать. А уж если про большие говорить. Все-таки мир уже в каких-то стадиях поделен. И бизнес поделен. Это раньше был хаос, где все перемешалось, неконтролируемый денежный поток. Беззаконие. Где решали все, что хотели решить, сами, какими-то силовыми путями. Такое сейчас на Украине происходит.

 

— Вы отслеживаете военные конфликты, политические моменты?

 

— Конечно, отслеживаю. Мне это интересно. Все, что происходит в мире, может отразиться на жизни любой страны. Я общаюсь с людьми из Европы. Везде все меняется и везде свои правила.

 

— Виталий Кличко хороший мэр?

 

— Нет. Чтобы быть управленцем, чиновником нужно учиться. Для этого есть специальные учебные заведения. Люди уделяют этому сначала 5-6 лет учёбы, потом проходят определённую практику, где смотрят, как это делается. И никто не должен становиться сразу мэром или президентом, не пройдя определённый путь.

 

— Вы для себя рассматриваете такую возможность?

 

— Нет. Мне это неинтересно и мне это не надо. Я не смогу сидеть на одном месте и быть привязанным к чему-то.

 

— Допускаете, что будете жить за границей?

 

— Могу допустить, что буду жить в России. Но я ни в коем случае не оставлю Беларусь, с учётом того, что у меня здесь клуб и мне нравится им заниматься. Больше скажу. Мне хочется им заниматься, все это развивать. Клуб — моя основная привязка к Минску.

 

 

Текст Яна Зайцева

 

Фото Ольга Коверчик

 

 

 

Комментарии (0)







Разрешённые теги: Добавить новый комментарий:


CHINUK.BY © 2012-2017
разработка сайта - proGroup.by